ТЕОРИЯ

1.

Рассматривая звездный свет,
Астеев с Ганским, в двадцать пятом,
увидели, что каждый атом,
оставив за собою след,

скользит по желобу времен;
а чтоб чему-нибудь случиться,
должна существовать частица
пространства-времени – хронон.

Сквозь черных дыр иллюзионы
в наш мир невидимо-слепой
текут волшебные хрононы
неисчислимою толпой.

И возникает в мире сонном,
переливаясь и двоясь,
в союзе атома с хрононом
причинно-следственная связь.

Весь ход событий и мгновений,
поля, и солнца, и лучи –
суть плод подобных столкновений
и к царству истины ключи.

Так, со времен Большого Взрыва,
вчера, сегодня и всегда
листы и описи архива
хранит межзвездная среда.

2.

И вот уже в пятидесятых,
на даче Ганского, зимой,
был найден смысл частиц крылатых
и путь материи самой.

Внутри очерченного круга
он распознал заветный клад,
и в честь расстрелянного друга
назвал свой краткий постулат.

Они дошли до самой кромки,
пройдя и вечность, и ГУЛАГ;
их папок ветхие тесемки
едва удержат груз бумаг.

Но этот текст не для поэм
и не для нашего рассказа:
он крепче спирта и алмаза,
страшнее водородных схем.

В нем есть расчеты дня и часа,
когда критическая масса,
вздохнув, потянет за собой
аламогордовский пробой,

и будет квантовою пеной
до основанья сметена
освобожденною Вселенной
миров Берлинская Стена!

А мы – над новыми волнами
взойдем холодными огнями,
и жизнь, и память потеряв…

А может, Ганский был неправ?

1–20 сентября 2006,
Хантингтон

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.